Рэкет и бандитизм на Харьковщине процветают благодаря чиновникам.

Визитной карточкой Украины стало рейдерство. Бандиты захватывают чужие предприятия, практически не обращая внимания на правоохранителей. А иногда и при активной поддержке последних. Не проходит и дня, чтобы в прессе не появилось очередное сообщение о том, что группа вооруженных до зубов неизвестных в балаклавах выбросила сотрудников с территории их предприятия. А затем у фирмы появляется новый собственник. Или ее имущество быстро распродается, а неизвестные исчезают в неизвестном направлении.

По этому поводу даже был создан комитет по борьбе с рейдерством. Пока что только в АПК. Правда, результатами тамошние чиновники похвастаться не могут.

За минувшее полугодие самые громкие скандалы, связанные с попытками захвата чужой собственности, произошли на Харьковщине. Попытка захвата сельскохозяйственного предприятия в Змиевском районе сопровождалась стрельбой, были раненые. После вмешательства в конфликт сотрудников Нацполиции были задержаны захватчики, одним из которых оказался… сотрудник НПУ, бывший командир спецроты «Східний корпус» Олег Ширяев.

Вместе с ним в полицию были доставлены несколько десятков его подопечных, часть из которых также ранее служили в «Східном корпусе».

Конечно, молодые парни вряд ли потянули бы рейдерство в плане организации процесса и грамотного распоряжения его успешными результатами. Поэтому нелишне будет заметить, что действовали они от имени и по поручению пары харьковских «авторитетов» — Олега Кияшко и Вадима Казарцева, известного уголовному бомонду под кличкой «Князь».

Сколотив капитал на продаже водки Люботинского завода продтоваров, эта парочка активно занялась рейдерством – не узкоспециализированным, а всяческим. Так, они попытались забрать себе строительную фирму «Макрокап Девелопмент Украина» ради ее незаконченного проекта – бизнес-центра «Ковчег», откуда после внезапной смены учредителей и руководителей с поразительной скоростью стали исчезать средства пайщиков. Попытка захвата элеватора в Занках – тоже их рук дело. Можно вспомнить захват завода «Харьковэнергоремонт» — там появился контракт с Бангладеш на кругленькую сумму, после чего у завода срочно сменился владелец. И новый хозяин стал ждать, потирая руки, когда же придут деньги за оборудование, которое он и не собирался никуда поставлять.

Ровно через месяц после неудачной попытки захвата элеватора в Занках в Харькове около спортивного клуба «Yod» был ранен из огнестрельного оружия директор юридической компании «Легион» Владислав Безрук, которого называют адвокатом, но при этом упоминают кличку «Мамонт».

Что за адвокат, которого знают по бандитскому «поганялу» – уже понятно. Остается только уточнить, что о «Мамонте» было немало материалов, рассказывающих о рейдерских налетах под его началом. И как можно догадаться из рекламы его фирмы, обещающей решение всех проблем с землей, «Мамонт» специализируется на захватах сельхозпредприятий. Их же любят «отжимать» Кияшко и Казарцев. Конкуренция вылилась в стрельбу?

Приблизительно так и было – Казарцев-Кияшко обеспокоились успехами «Мамонта» и решили его угомонить. Полностью и насовсем не получилось – «Мамонт» выжил. А закончить начатое помешал другой авторитет – Армен Саркисян, больше известный как «Армен Горловский».

Этот персонаж стал известен всей Украине в 2014 году как один из главных титушководов, предводителей «Антимайдана». Это его подручные убили журналиста газеты «Вести» Вячеслава Веремия во время Майдана. Он же организовывал банды антимайдановцев в Донецке. Но поскольку власть поменялась, «Армен Горловский» формально числится в бегах, проживая в Москве. Что не мешает ему тоже организовывать рейдерские атаки на предприятия. Например, на ПАО «Роганская картонная фабрика», где он был одним из учредителей, но ему так надоели компаньоны, что Армен решил стать единственным владельцем фабрики.

Что же до сельскохозяйственного направления, то он, узнав о неудачной попытке устранения конкурента «Мамонта», пожурил Казарцева-Кияшко и объяснил, что они ведут себя не по понятиям – равно как и сам «Мамонт». Оказалось, что «Армен Горловский» «покровительствует» фермерам за половину их доходов – руками местных рейдеров. Но подручные из местных забирают себе гораздо больше – до восьмидесяти процентов. А когда к селянам обращается «Армен Горловский» за своей долей – те разводят руками. Мол, ты же обещал, что нас будут охранять «за половину», а твои люди оставили нам двадцать процентов, платить не с чего, самим бы с голоду не умереть. Так местные рейдеры оказывают поддержку пророссийскому лидеру пророссийских же бандитских группировок.

И поддержку в этом им оказывают государственные регистраторы, переписывающие данные о владельцах и руководителях предприятий в Едином госреестре по заказу рейдеров.

Казарцев-Кияшко и «Мамонт» — крупные рейдеры, под ними есть такие же охочие до чужого добра, но калибром поменьше. Например, Рем Оганезов и его сельскохозяйственное ООО «Гениевское» — судя по названию, оно занимается сельским хозяйством, точнее, его «отжиманием» именно там, где и происходила стрельба с участием Олега Ширяева. В том же Змиевском районе Оганезов забирал имущество разных сельхозпредприятий. А из документов, которые он демонстрировал, утверждая о законности своих притязаний, следует, что у него есть лицензия арбитражного управляющего. Одним словом, рейдер в законе.

Но пока столпы рейдерства дерутся за фермерские угодья и сельхозпредприятия, Рем Оганезов отбирает жилье у харьковчан, вышвыривая людей на улицу.

Так, в 2013 году группа людей вышвырнула харьковчанку Татьяну З. из ее квартиры. Поводом стал кредит, взятый ею в банке, который она уже почти вернула, оставалось отдать каких-то пару тысяч. Но тут появились бандиты … под предводительством небезызвестного в Харькове Максима Олейника. Рем Оганезов тоже появился – якобы как юрист, помогающий отбиться от черных риэлторов. Но на деле его помощь вылилась в содействие последним. Нелишне будет упомянуть и следователя, который вел дело – Петр Николаенко. Его стиль ведения следствия, как и «помощь» Оганезова, все больше напоминал содействие бандитам. В настоящее время Максим Олейник уже сидит – получил приговор по другому, аналогичному делу. А Рем Оганезов остался на свободе и сейчас отбирает квартиру у Марины Носковой.

Марина с удивлением узнала, что в феврале этого года продала свою квартиру некому Евгению Шелковичу:

Он ранее не единожды был под следствием, судом и сидел за банальный гоп-стоп, поэтому сделка с его участием выглядела как минимум сомнительно. На простейший вопрос – откуда гопник набрал денег на квартиру, проводя все время в СИЗО и тюрьме, фискальная служба нашла бы ответ, который бы очень не понравился всей компании черных риэлторов. Но в данном случае положение о том, что на все покупки стоимостью свыше 150 тысяч должны быть предоставлены данные о происхождении средств, не сработало.

Шелкович, в свою очередь, перепродал ее Артуру Гетало – таким способом банда делала из Гетало добросовестного приобретателя.

Марина обратилась с запросом в Министерство юстиции. Оттуда пришел ответ – оказалось, что на ее имя существуют два паспорта, по одному из которых и была оформлена сделка. Там же было указано, что второй паспорт не только фальшивый, но и недействительный, поскольку в нем отсутствует фотография, вклеиваемая по достижению 25-летнего возраста. Нотариусу Татьяне Луниной это не помешало удостоверить договор купли-продажи по этому фальшивому и недействительному паспорту.

За Марину вступились активисты «Правого сектора», и банда черных риэлторов, выламывавшая двери в квартиру жертвы и грозившая Марине убийством, поумерила свой пыл.

Тем не менее, бандиты еще наведываются домой к Марине, говорят, что намерены оформить в банке, где у них есть свой человек, на ее имя кредит под залог ее же квартиры. А потом, мол, Марина сама отобьется от притязаний банка, поскольку никаких бумаг не подписывала. Если поверить этому, то возникает вопрос: что мешает черным риэлторам набрать кредитов на все квартиры, которые они только хотят заполучить? Но с учетом того, что у Рема Оганезова есть лицензия арбитражного управляющего, можно найти и ответ. Банда получит кредит, затем выкупит у банка право требования долга, который вскоре будет признан безнадежным. Обычно такие задолженности банки продают с большим дисконтом, лишь бы получить хоть что-нибудь. А тогда арбитражный управляющий будет требовать чуть ли не на законных основаниях отдать ему квартиру. И доход банды практически удвоится – по сравнению с просто продажей отобранной квартиры. Банк тоже останется в убытке, точнее, его клиенты – там, где у банды есть свой человек.

Поскольку Марина даже не помышляла о продаже собственной квартиры, то и выписываться из нее или сниматься с регистрации она не собиралась. Однако все же оказалась выписанной. Причем, в документах паспортистов, кроме указания о выписке, не было ничего, хотя обычно там указывается, как минимум, причина выписки – например, продажа квартиры, переезд, и т. п. А тут просто – выписана и точка. Удалось только узнать, что паспортист сильно удивлялась, с чего бы она должна выписывать Марину, но в качестве аргумента позвонила некая женщина и стала требовать немедленно исполнить все указания черных риэлтором, угрожала и говорила, что, работая в Харьковском горсовете, может устроить массу неприятностей. Пообщавшись с сотрудниками паспортной службы, удалось узнать, что голос этот очень похож на голос сестры Рема Оганезова – Роксаны Оганезовой – которая действительно работает юристом в горсовете.

Кстати, следователь по делу о мошенничестве с квартирой Марины все тот же – Петр Николаенко. И он все также отказывается проводить любые адекватные действия по делу. Экспертиза договоров на предмет соответствия подписей не проведена, да и сами документы не изъяты. Арест на квартиру, чтобы сделать невозможными какие бы то ни было действия с ней, не наложен. Следователь Николаенко Марину вообще никак не желал признавать потерпевшей. Впрочем, сведения о мошенничестве он тоже никак не желал вносить, утверждая, что Марина – свидетель, причем непонятно чего. Для того, чтобы хоть как-то сдвинуть дело с мертвой точки, Марине пришлось обжаловать действия Николаенко в суде.

Из последних историй захватов квартир черными риэлторами Харькова прослеживается любопытная вещь – снятие жильцов с регистрации и перерегистрация прав собственности после исчезновения паспортистов и перехода всей процедуры в регистрационную службу происходит чуть ли не моментально, стоит бандитам только этого пожелать.

Регистрацией по месту жительства теперь ведает регистрационная служба. В Харькове всей регистрацией сейчас ведает Департамент регистрации горсовета, регистрирующий как место жительства, так и права на недвижимое имущество. И, судя по массовости случаев перерегистрации прав и снятия с регистрации по месту жительства законных владельцев квартир, возможности бандитов обеспечиваются централизовано. На уровне руководства департамента, директором которого работает Олег Дробот, ранее руководивший регистрационной службой областного управления юстиции (подробности в публикации Юстиция в Харькове отдана «на кормление»).

Точнее, еще раньше Олег Игоревич занимался бизнесом, был учредителем четырех фирм и руководителем ООО «Юральянс». Приблизительно в 2009 году он вместе с супругой вдруг стал создавать фирмы с названиями рынков Харькова и Харьковской области – «Ново-Салтовский рынок», «Харьковский центральный рынок», «Пискуновский рынок», «Конный рынок», «Лозовской рынок», «Красноградский рынок», «Чугуевский рынок» — всего около десятка «рынков». А его партнер по ООО «Днипро Инвест» Владислав Ткаченко принял непосредственное участие в захвате людьми мэра Харькова Кернеса харьковских рынков, о чем неоднократно писали «Наші гроші» и сообщал «Харьковский антикоррупционный центр». И если участие Ткаченко в захвате рынков было видно явно, то Дробот выступил организатором процесса, мозговым центром. Естественно, такая услуга не была забыта – и вот он, новоиспеченный директор Департамента регистрации Харьковского горсовета.

Теперь Олег Игоревич — чиновник, у него нет бизнеса, живет только на зарплату. Бизнесом занимается его супруга Анна Владимировна, его партнер Владислав Ткаченко и его брат. Последние, например, поучаствовали в освоении бюджетных миллионов, выделенных на обустройство новогодней елки. Но это так, на карманные расходы. Централизованное обслуживание черных риэлторов региона может принести куда больше.

Вообще все эти называемые новомодными словечками мошенники и бандиты не просуществовали бы и недели без активной поддержки регистраторов, помощь которых в черных делах переоценить трудно.

И пока рейдерами руководят уголовники из Москвы, эта помощь, по сути дела, оборачивается помощью государству-агрессору в борьбе с обычными гражданами Украины.

* * *

P.S.

Харьков криминальный: юридическое освящение коррупции

Управление юстиции Харьковской области стало гнездом беззакония и коррупции. Как это выглядит «в разрезе» и на практике, и кому от этого выгода — читайте ниже.

Один законник с портфелем в руках награбит больше, чем сто невежд — с автоматами.

Дон Вито Корлеоне

Один обычный законник обскачет сотню вооруженных бандитов — по части грабежа. Если так — на что способен законник при власти, на государственной службе? И что происходит в заведении, которое невозможно обминуть ни одной организации — в областном управлении юстиции и в его регистрационной службе?

Предыдущая публикация — Юстиция в Харькове отдана «на кормление» — основана на информации, полученной, в основном, в результате элементарных наблюдений за облюстом извне. А теперь о том, что рассказывают о внутренней «кухне» харьковского облюста сами сотрудники.

Причем, это невозможно назвать досужими сплетнями, поскольку все факты, приведенные ниже, неоднократно доводились до всевозможных руководителей как министерства, так и всей державы. В том числе и до ведома Президента Украины, которым в тот момент числился Виктор Янукович. А описывать сотрудникам Харьковского облюста было что, в чем мы и убедимся ниже.

Взять хотя бы деятельность Олега Дробота (на фото), который оказался настолько талантлив, что в свои 28 лет сумел поставить под личный контроль в Харькове деятельность регистрационной службы Харькова, и сегодня пытается продолжить свою практику в области.

Свою карьеру Олег Дробот — пишут сотрудники облюста — начал в ООО «Юральянс» (код ЕГРПОУ 33291863), где он работал до своего назначения на должность руководителя регистрационной службы Харьковского городского управления юстиции Харьковской области. Как он оказался на этой должности — с учетом отсутствия у Дробота опыта работы на госслужбе — загадка и по сей день.

Но прибыльность его госслужбы стала вполне очевидной. В основном благодаря созданному в конце 2012 года ООО «Восточно-украинская юридическая компания» (код ЕГРПОУ 38383780), которая только что не занимает помещения самой регистрационной службы. Во главе этой, не постесняюсь сказать — кормушки, Дробот поставил своего человека — Безрукова Антона Максимовича, с которым он работал в ООО «Юральянс».

Все, кто обращается в регистрационную службу на предмет регистрации права собственности либо еще по иным причинам, вынуждены обращаться заодно и в ООО «Восточно-украинская юридическая компания» за так называемыми юридическим услугами, под которыми понимается положительное решение вопроса о регистрации. Ежели кто-то обращается не через фирму О. Дробота, тот получает отказ в регистрации по надуманным основаниям.

Зато если обращаются люди О. Дробота по доверенности от заказчика, все проходит на ура с первого раза в течении до трех дней. Не дай вам Бог обратиться в регистрационную службу Харькова самостоятельно, чтобы зарегистрировать права на коммерческую недвижимость площадью около 4000 кв. м. У вас ничего не получится ни с первого, ни со второго раза, а выложить фирме Дробота всё равно придётся около 17 тыс. у.е. На все есть твердая такса. Скидок — нет.

Например, открытие реестра для проведения государственной регистрации декларации о готовности объекта к эксплуатации на жилой дом площадью до 300 кв. м, через представителей ООО «Восточно-украинская юридическая компания» с гарантией получения положительного результата в кратчайшие сроки, будет стоить 750 долларов США. Если это будет нежилой фонд — от 1500 до 2000 долларов.

Создание раздела о праве собственности на жилой дом будет стоить 2000 грн., если это коммерческая недвижимость — значительно дороже. Регистрация решений судом в Киеве — от 850 до 15 тысяч долларов. Вообще доллары США для фирмы О. Дробота являются основным средством ведения хозяйственной деятельности.

По сведениям и подсчётам сотрудников облюста, фирма О. Дробота зарабатывает в месяц от 250 до 400 тысяч долларов США. Вполне логично будет предположить, что в своей бухгалтерской и налоговой отчетности фирма не отражает реальным доходы, соответственно не платит с них налоги.

Все данные по работе фирмы — стоимость, сроки выполнения работ легко можно было бы проверить путём изъятия данных с компьютеров фирмы и компьютеров Олега Дробота, его компаньона Мельниченко. Но есть проблема с проверяющими.

Вся регистрационная служба Харькова, а теперь уже и области — работают на Олега Дробота и его фирму. Например, все вопросы относительно деклараций о готовности объектов недвижимости к эксплуатации, поданные регистраторам, рассматривают только отдельные регистраторы О. Дробота.

Все остальные регистраторы этими вопросами не занимаются. Такова воля О. Дробота — декларации связывают со строительством, то есть с деньгами тех, кто этим строительством занимается. А раз у них есть деньги на строительство, то найдутся и для регистрации. Поэтому самые денежные вопросы Дробот доверяет самым надёжным регистраторам.

Крышей Дробота выступает мэр Харькова Геннадий Кернес, местный уголовный авторитет. Например, с подачи Олега Дробота недавно сменилось руководство регистрационной службы Харьковского районного управления юстиции Харьковской области. Должность нового руководителя этой структуры занял бывший юрист горсовета. Причиной смены руководства оказалось то, что прежний руководитель был очень правильным и не прогибался под О. Дробота.

Непосредственная близость ООО «Восточно-украинская юридическая компания» к горсовету тоже наталкивает на определённые мысли. Например, так ближе ходить с конвертами в эти структуры либо отчитываться перед нужными людьми.

Кроме того, для удобства разносить конверты регистраторам О. Дробот перевёл регистрационную службу Харьковского района в помещение регистрационной службы Харькова в центре города. В планах Дробота до конца года захватить и поставить под личный контроль все регистрационные службы области — о чем рассказывают его же подчиненные. В настоящее время он организовывает службы в Нововодолажском, Харьковском, Волчанском, Дергачевском районах.

Стало известно, что в Нововодолажском и Дергачевском районах в компьютеры служб он поставил незаконные программы слежения и считывания информации для более комфортного контроля руководителей и сбора компромата на них. Таким образом Дробот незаконно собирает информацию не только о работе вверенных ему структур, но и информацию о лицах, которые имеют ту или иную собственность в этих районах. При этом логично предположить, что у него нет на то какого-либо разрешения или согласия на сбор и обработку такой информации.

Кстати, в своей работе О. Дробот полностью игнорирует свое областное руководство. Например, начальника Главного управления юстиции Харьковской области Сергея Мохончука, который является начальником Дробота, последний называет «никем» и игнорирует его команды.

Теперь немного о расходах Дробота.

В состав расходов фирмы входят различные взятки, зарплаты в конвертах и другие подобные незаконные составляющие. Так, на зарплату в конвертах регистраторам Харькова фирма тратит 10% заработка регистратора, что в месяц составляет от 10 до 16 тысяч гривен.

От 3 до 5 тысяч гривен составляет зарплата людей регистрационной службы, которые принимают и выдают документы. Разносит эту зарплату Александр Щеблыкин или его доверенные лица — сотрудники фирмы. Со слов сотрудников облюста, объем работ, выполненных регистраторами на фирму, составляет больше того, чем им приносит Щеблыкин.

Также решения судов, которые по Закону подлежат регистрации в Киеве, если они поданы людьми самостоятельно, могут лежать в регистрационной службе очень долго без принятия по ним решения в установленные сроки. И что интересно: из Киева вы получите отрицательный ответ. Но если решите обратиться за юридической помощью в фирму О. Дробота, то ответ из Киева непременно будет положительным, причем в кратчайшие сроки.

Всё это, по мнению сотрудников облюста, свидетельствует о том, что о фирме Дробота знают в Киеве и содействуют её представителям на самом высоком уровне. Таким образом, в состав группировки Дробота входят и киевские регистраторы, которые делают работу для Дробота, за что получают немалые гонорары от фирмы. Приведённое легко проверить, сделав небольшой анализ документов, поданных на Киев, и сравнить ответы, полученные гражданами, и ответы, полученные лицами, действовавшими через фирму Дробота.

Также сотрудники облюста предполагают, что руководитель регистрационной службы в Киеве, или, скорее, его заместители, причастны к этой деятельности — О. Дробот часто говорит, что имеет там больших приятелей-покровителей.

Отдельной статьёй расходов фирмы является плата за так называемое «крышевание». Для этого фирма выделяет деньги для милиции, СБУ и прокуратуры области. Фамилии лиц-крышевателей у сотрудников облюста есть, но они их не называют, поскольку на их неоднократные обращения не было никакой реакции. У них есть даже записи разговоров Дробота со своим подчиненным Щеблыкиным по поводу работы фирмы.

В регистрационной службе своей правой рукой Дробот поставил начальником регистрации вещных прав. Именно этот отдел приносит фирме Дробота основную прибыль. Родной брат Елены Мельниченко — Серпутько Дмитрий Евгеньевич — работает при ней как главный специалист, хотя фактически выполняет обязанности начальника по проверкам госрегистраторов. Жена Дмитрия Серпутько — Анна — тоже работает с ними — юристом. Как видим, требования Закона Украины «О принципах предотвращения и противодействия коррупции», устанавливающие запрет на работу родственников в непосредственном подчинении, идут побоку.

Если вернуться к доходам ООО «Восточно-украинская юридическая компания» и приближенных к ней, следует отметить все ту же Елену Мельниченко, которая не так давно приобрела себе в автосалоне автомобиль Honda CR-V в максимальной комплектации стоимостью около 50 тысяч долларов. Вообще-то для госслужащего это очень большие деньги, но не для всякого… К тому же, у Мельниченко дела идут гораздо лучше, чем полагает О. Дробот. Она самостоятельно, без ведома Дробота делает дополнительную работу «мимо кассы» фирмы.

В регистрационной службе Харькова не все госрегистраторы занимаются регистрацией. Одни действительно регистрируют, а другие смотрят, как те регистрируют. Таким образом, искусственно создаётся очередь и дисбаланс в работе службы. Зато с этим «борется» Дробот в телеэфире.

Всё упомянутое здесь является только верхушкой айсберга — пишут сотрудники облюста. И в том, что их обращения дошли до адресатов — сомневаться не приходится. Сам начальник облюста Сергей Мохончук «отписался» заявителям. Факты подтверждения не нашли — написал он — нарушений не выявлено.

Еще бы! Начальник областного управления юстиции проверил сам себя и не нашел нарушений — кто бы сомневался. Хотя еще одним подтверждением слов сотрудников облюста могут стать слова юристов, которые специализируются на регистрации фирм, организаций, оформлении документов.

Раньше они брались пройти все этапы регистрации предприятия за 2-3 тысячи гривен, и это вполне устраивало их клиентов. Сейчас же только взятка за государственную регистрацию, которую придется отдать в регистрационную службу, составляет порядка тысячи долларов. И по этой причине у юристов-«бегунков», как их называют в народе, работы нет.

Зато ООО «Восточно-украинская юридическая компания» получает немалые доходы и щедро делится ими с мэром Харькова — уголовником по кличке «Гепа». А вскоре начальник облюста пригодится мэру-уголовнику и по своему прямому функциональному назначению.

«Гепа» очень хотел бы вернуть на руководство регионом прежнего губернатора — Михаила Добкина, известного в регионе и далеко за его пределами по кличке «Допа». Но есть проблема — через несколько месяцев, после того как реформа местного самоуправления заработает, губернатор станет мелким чиновником с мизерными полномочиями.

Зато фактическим хозяином области станет председатель облсовета. Вот на эту должность «Гепа» и хочет вернуть своего подельникамноголетнего «Допу» — позиции их регионалов в совете почти не ослабли, устроить «выборы» будет несложно.

А председателю нынешнему Сергею Чернову уже предложен округ на выборах в Верховную Раду. И во всей этой махинации понадобится сонм юристов. Но и его будет мало — надо будет, чтобы все это освятил государственный человек — начальник областного управления юстиции. Так что сомневаться в том, что один законник с портфелем награбит больше, чем сто невежд с автоматами, не приходится.

Станислав Лодыгин

Новости партнера Vse.Media