Как неуки провалили попытку Научного Комитета остановить вал фейковых диссертаций.

Ключевая идея — обовьязать соискателей научных степеней публиковаться только в индексированных (читай — качественных) научных журналах претерпела масштабную атаку со стороны представителей гуманитарных наук. Научный комитет отступил. Стоит ли ждать качественных изменений в украинской науке?

В мае 2017 года Идентификационный комитет по науке, состоящий на 2/3 из известных иностранных ученых и бывших руководителей научных организаций на Западе, выбрал Научный комитет (далее — НК), образование которого предусмотрено новым Законом Украины «О научно-технической деятельности». По неизвестным причинам состав НК был утвержден правительством только в августе 2017 года, поэтому его реальная работа началась в сентябре. Несмотря на большое количество разработанных документов по изменениям в научной сфере Украины (в частности, 4 июля 2018 года по инициативе НК правительство утвердило создание Национального фонда исследований Украины), работа НК не получила широкой огласки среди научной общественности.

Первым документом НК, который получил значительный резонанс, стал проект приказа МОН об опубликовании результатов диссертационных работ (далее — Проект) предложенный Министерству образования и науки для скорейшего внедрения. (Одним из главных предложенных нововведений было требование, чтобы результаты публиковались в научных журналах, индексированных в международных базах Web of Science и / или Scopus — ред.).

МОН выставил проект на общественное обсуждение.

Конвейер в парниковых условиях

Спектр присланных в МОН отзывов очень широк — от полного отрицания необходимости изменения действующего с 2012 года Приказа МОН № 1112, изданного тогдашним министром Табачником, до абсолютной поддержки предложенных НК изменений. Против предлагаемых изменений выступили представители общественных и гуманитарных наук .

Из присланных в МОН отзывов и выступлений в прессе (в частности, в газете «Голос Украины») легко заметить, что реакция ученых, преподавателей и потенциальных соискателей научных степеней очень сильно зависит от отрасли науки, в которой они работают. Больше всего негативных отзывов поступило от представителей гуманитарных и социальных специальностей (в том числе экономики).

Причина этого лежит на поверхности — представителями этих отраслей наук в Украине созданы парниковые условия для конвейерной выработки докторских и кандидатских диссертаций. Статистика МОН это ярко подтверждает — почти 60% докторских диссертаций, защищенных 2017 году, относятся к гуманитарным и социальным специальностям. Более того, эта доля имеет четкую тенденцию к росту, например, два года назад она составляла 56%, а в 2012-м — 49%.

Таблица 1. Динамика защит докторских диссертаций

Количество защищенных диссертаций Доля в общем количестве диссертаций,%
Отрасли науки * 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2012 2017
Физико-математические 57 61 54 50 52 53 6,1 5,7
Химические 15 10 18 8 8 14 1,1 1,5
Биологические 33 50 39 27 32 19 3,5 2,1
Геологические 7 12 10 3 4 8 0,8 0,9
Технические 178 225 205 175 174 142 19,1 15,4
Сельскохозяйственные 33 35 32 30 30 17 3,5 1,8
Исторические 35 40 47 53 41 18 3,8 2,0
Экономические 134 225 148 196 182 166 14,4 18,0
Философские 33 49 38 46 36 32 3,5 3,5
Филологические 33 50 33 38 37 37 3,5 4,0
Географические 5 12 10 6 5 4 0,5 0,4
Юридические 70 81119 92114125 7,5 13,5
Педагогические 59 116 103 104 110 94 6,3 10,2
Медицинские 136 164 146 117 126 104 14,6 11,3
Фармацевтические 13 13 17 6 17 7 1,4 0,8
Ветеринарные 5 8 12 7 11 10 0,5 1,1
Искусствоведение 6 7 9 8 5 4 0,6 0,4
Архитектура 3 2 8 6 3 5 0,3 0 5
Психологические 18 26 44 12 18 25 1,9 2,7
Военные 3 3 3 1 3 3 0,3 0,3
Социологические 8 9 3 7 3 2 0,9 0,2
Политические 19 32 14 9 20 11 2, 0 1,2
Физ.вих. и спорт 5 7 8 6 7 1 0,5 0,1
Держ.управлиння 29 32 50 22 24 13 3,1 1,4
Культурология 4 2 3 2 1 1 0,4 0,1
Соц.комуникации 6 13 5 5 7 8 0,6 0,9
Итого 932 1289 1178 1036 1070 923 100 100

Источник информации: Министерство образования и науки

На рис. 1 приведены 10 ведущих (по количеству защищенных докторских диссертаций) отраслей наук в Украине за последние два года. Как видим, там доминируют социогуманитарные науки, а такие важные для экономики отрасли как химические и геологические науки безнадежно проигрывают не только им, а например, и области политических наук (см. Таблицу 1).

Более того, во многих случаях разница просто поразительна. Сравним лидера этого списка — экономику и, например, физику. В 2017-м защищены 166 докторских диссертаций по экономическим специальностям и только 33 по физическим, то есть в 5 раз меньше. Хотя хорошо известно, что в Украине никогда не было и нет ученых-экономистов мирового уровня, а например, имена М.М. Боголюбова или А.И. Ахиезера известны каждому физику в Гарварде, Оксфорде или Кембридже.

Неизвестные в мире, бесполезные в Украине

Или возьмем публикации в научных изданиях, индексированные авторитетной наукометрическими базой Web of Science (далее — WoS). По данным WoS 32% от всех индексированных этой базой научных трудов украинских ученых составляли труды физиков (Physics, Optics, Astronomy & Astrophysics) и лишь жалкие 2% (157 работ) принадлежали нашим экономистам (Business & Economics). Получается, что тысячи наших докторов наук по экономике производят научные работы, которые неизвестны на мировом научном рынке и которые никто не читает, кроме них самих, их друзей и учеников. Или поистине стахановские темпы ежегодного продуцирования многих сотен диссертаций по экономике вызвали неслыханное развитие украинской экономики?!

Аналогичная ситуация с другими социогуманитарных науками, которые являются лидерами по количеству защищенных диссертаций. Например, в 2017 году в стране появилось 94 доктора наук по педагогике и только 20 — по математике (включая теоретическую механику и математическую физику), то есть почти пятикратное преимущество в пользу представителей педагогических наук.

Среди современных украинских математиков есть ряд имен с высокой международной репутацией, которых знают и цитируют тысячи математиков соответствующих специальностей во всем мире (а не только в бывшем СССР!). По данным WoS, 6,3% (490 работ) от всех индексированных научных трудов украинских ученых в 2015 году составляли работы математиков. Труды же представителей украинской педагогической науки, индексированных в WoS, можно разглядеть только под микроскопом — автору этих строк удалось найти их «аж» 53 (Education & Educational Research).

А как у нас в 2017-м появилось 125 новоиспеченных докторов юридических наук — еще большая тайна. По формальным требованиям к докторским диссертациям, каждый из них решил какую-то важную проблему (или получил ряд новых результатов, которые в совокупности составляют важный вклад в соответствующей дисциплине). В частности, как отметил автору этих строк заместитель министра господин Рашкевич, в Национальном университете «Львовская политехника» работает докторша юридических наук, которая смогла сделать значительный вклад в юридическую науку очевидно еще в студенческие годы и защитить докторскую диссертацию в 27 (!) лет. Но мировое научное сообщество обо всех этих выдающихся («выдающихся»?) успехах ничего не знает, поэтому WoS зафиксировал «аж» 23 работы украинских юристов.

То есть тысячи докторантов, докторов, аспирантов и кандидатов наук, специализирующихся на юридических науках, смогли написать пару десятков статей (одну на несколько сотен высококвалифицированных ученых-юристов!).

С другой стороны, мировое сообщество хорошо знает, что в Украине заоблачный уровень коррупции, в частности в сферах, где задействованы специалисты-юристы (суд, прокуратура, адвокатура), многие из которых имеют научные степени. Свежий пример — формирование всех новых антикоррупционных органов (НАБУ, САП, Высший антикоррупционный суд) проходит под контролем международных инстанций, поскольку нет доверия к представителям юридического сообщества в Украине.

Немалое удивление вызывает и большое количество защищенных докторских диссертаций по философии. Это количество на треть больше, чем в биологических науках (соответственно 68 и 51 за 2016-2017 гг.), Несмотря на то, что науками о жизни в Украине занимается гораздо большее количество специалистов. Например, в НАН Украины есть два отделения по наукам о жизни, в которые входят 30 научных учреждений (среди них 15 институтов), в то время как Институт философии является едва ли не единственным институтом в Украине, в котором эта наука занимает доминирующее положение.

Неужели в области философии работает так много супер-талантливых ученых, которые ставят и решают существенно более актуальные научные проблемы в области философии, чем несравненно большее количество специалистов, которые занимаются биологическими проблемами? И это при том, что со второй половины 20 века именно науки о жизни являются локомотивом научных исследований во всех развитых странах (конечно, в наших украинских реалиях биологам не хватает современного оборудования для лабораторий, но это не снимает вопроса об очевидной диспропорции в количестве защищенных диссертаций).

В мире псевдо-диссертации

Можно продолжить аналогичные сравнения, когда социогуманитарные области науки производят непропорционально большое количество докторских диссертаций по сравнению с естественными науками. Из этих очевидных фактов следует неутешительный вывод: требования академической среды к уровню научных исследований в социогуманитарных науках являются недопустимо низкими, поэтому очень часто результаты исследований на примитивном уровне объявляются выдающимися и впервые полученными в мировой науке. Например, упомянутый выше господин Рашкевич цитировал мне один из главных результатов недавно защищенной докторской диссертации по педагогике: диссертантом впервые установлено, что среди первой сотни университетов Шанхайского рейтинга абсолютное большинство (указан процент) составляют университеты, которым 50 и более лет.

То есть элементарное исследование, которое легко может провести студент в курсовой работе, объявляется одним из основных результатов докторской диссертации. Возможно, после этого памятного открытия будут защищены новые диссертации с аналогичными «открытиями» на базе всех других рейтингов университетов.

Общеизвестны факты защиты диссертаций очень сомнительного уровня в гуманитарных науках, которые приобрели широкую огласку, что является лишь вершиной айсберга, подводная часть которого содержит сотни псевдо-докторских диссертаций, защищенных в течение последних десятилетий.

Конечно, такого рода диссертации можно найти и в естественных, и технических науках и математике, но их доля несравненно ниже. Дело в том, что результаты подавляющего большинства диссертаций защищенных в естественных и технических науках, как правило, проходят международную апробацию путем публикации научных работ соискателей в изданиях, индексированных именно в наукометрических базах WoS и Scopus.

Право на степень

Обозначив масштаб проблемы, можно перейти к описанию сути важнейших новелл проекта приказа МОН относительно опубликования результатов диссертационных работ (далее — Проект), разработанного Научным комитетом. Главное нововведение касается уровня научных изданий, в которых должны публиковаться эти результаты. Поскольку в цивилизованном мире (и даже в отсталых странах Африки и Азии!) общепризнанными являются две универсальные наукометрические базы — Web of Science и Scopus, то в проекте предлагается привязка к этим базам. При этом принято во внимание то, что социогуманитарные науки в Украине в значительной степени развиваются вне мирового научного контекста.

С этой целью все гуманитарные и большинство социальных наук в проекте выделены в отдельную группу. Соискателям из этой группы для допуска к защите докторской диссертации достаточно опубликовать только 3 статьи в журналах, индексированных в Web of Science и / или Scopus. Для сравнения: для физика, математика, химика или биолога аналогичное требование составляет 10 статей, то есть более чем три раза больше! Таким образом, предложена медленная интеграция наших социогуманитариев в международное научное сообщество по их профилю.

В результате общественного обсуждения в МОН поступили, с одной стороны, масса положительных отзывов от представителей естественных наук и математики. То есть они честно согласились на усиление требований к уровню статей с одновременным существенным уменьшением количества опубликованных работ для допуска к защите (сейчас — это 20 работ, в случае принятия проекта эта цифра уменьшается до 13-15, а в случае публикации работ в топ-журналах с первого или второго квартилей Q1-Q2 это количество сокращается до 10 статей).

С другой стороны, в МОН поступило значительное количество негативных отзывов на проект, и абсолютное большинство из них — от учреждений социогуманитарного профиля (прежде всего экономического, юридического и педагогического), которые категорически отвергают Проект или предлагают такие изменения, которые совершенно меняют его суть. Официальные обращения некоторых научных организаций поражают своей демагогией. Например, утверждается, что предложенные проектом требования «ограничивают право представителей юридической профессии на получение научной степени» (цитата из официального письма Южного центра НАПНУ за подписью всем известного господина Кивалова), а НАПНУ под руководством господина Кременя предлагает отнести к научным публикациям учебники и пособия.

Более того, часть отзывов содержит в адрес НК обвинения политического характера вроде «проект… повышает угрозы национальной безопасности Украины в условиях Украино-российской гибридной войны» (цитата из письма в МОН от Украинской академии книгопечатания за подписью В. С. Маика, проректора по науке). При этом уважаемому проректору известного львовского ВУЗа безразлично, что незаслуженное присуждение ежегодно сотен научных докторских и тысяч кандидатских степеней влечет за собой значительные расходы из госбюджета на соответствующие доплаты, которые эффективнее было бы потратить на национальную безопасность нашей страны.

Лишь три отрасли наук — экономическая, юридическая и педагогическая — производят более 40% всех защищенных диссертаций в Украине! Любому трезвому читателю совершенно ясно, что ежегодная штамповка 400 новых докторов наук и около 2000 кандидатов наук по этим специальностям выходит за рамки здравого смысла.

Однако, стоит остановиться на позиции классических гуманитариев — представителей филологических, философских и исторических наук. Их требования «давайте подождем, пока мы приспособимся к новым методам оценивания» демонстрируют полное отсутствие понимания того, что они уже давно отстали от наших соседей, в частности, гуманитариев из Польши и России.

Если воспользоваться указанной в проекте ссылкой в SCImago Journal and Country Rank, то легко убедиться, что наукометрическая база Scopus индексирует 51 и 37 журналов, которые издаются, соответственно, в Польше и России и относятся к гуманитарным отраслям наук (Arts & Humanities). Даже совсем неосведомленный читатель будет сильно удивлен, что украинских журналов там аж один — «Sententiae», Винницкого национального технического университета!

Обидно, что даже в НАН Украины (не говоря уже о провинциальных университетах) не нашли времени, чтобы поинтересоваться подробнее, почему это так, и некомпетентно написали, что в Scopus практически отсутствуют издание гуманитарного профиля, хотя там индексируется 3824 такие издания, что составляет 17% от всех индексированных изданий (по состоянию на 05.06.2018).

Несколько конкретных примеров.

В Польше издается журнал Logic and Logical Philosophy, который рейтингуется в Scopus как топ-издание мирового уровня (первый квартиль Q1), издается журнал Filozofia Nauki высокого международного уровня (второй квартиль Q2), наконец, издается журнал Roczniki Filozoficzne, видимо, не слишком рейтинговый, но все же индексирован в базе Scopus. Возникает естественный вопрос к украинским философам, которые являются очень активными противниками проекта — а где же их представительство в базе Scopus?

Обратимся к филологии. В Польше издаются, например, такие журналы как Jezyk Polski, Studia Linguistica Universitatis Iagellonicae Cracoviensis, Przekladaniec, Studia z Filologii Polskiej i Slowianskiej, индексированные в базе Scopus. Из их названий следует, что в них печатаются статьи преимущественно на польском языке (который так же малопонятен для англоязычного читателя, как и украинский), однако редакции этих журналов сумели добиться того, чтобы журналы индексировались и о них знало мировое научное сообщество. Опять естественный вопрос — а почему в базе Scopus не индексируется ни один украинский журнал по филологии?

Аналогичная ситуация и с историческими журналами. Bioarchaeology of the Near East — журнал высокого международного уровня (второй квартиль Q2), а кроме него, например, есть Acta Poloniae Historica, Przeglad Orientalistyczny, Kwartalnik Historii Zydow — издаются в Польше и индексируются базой Scopus. Уважаемые украинские историки, где ваши научные журналы? Почему ни один из них не индексируется базой Scopus?

Кроме польских журналов гуманитарного профиля, в основном не англоязычных, в базе Scopus индексируются и российские гуманитарные издания, тоже в основном не англоязычные.

Хотелось бы также услышать ответ от многочисленных нынешних исследователей истории УПА, которые занимаются абсолютно неизвестными на Западе страницами героической украинской истории. В 2013 году я был на презентации очередной книги на тему истории УПА (этот вопрос для меня актуален, поскольку мой дядя был в УПА).

Там я спросил п. Вьятровича, который теперь занимает высокую должность председателя Украинского института национальной памяти, о том, почему украинские историки не печатают статьи по истории УПА на Западе. Аргументированного ответа я не услышал — все свелось к тезису, что нас там не воспринимают. Видимо не воспринимают потому, что методология исследований украинских историков осталась советской, английский язык они изучать не хотят, поэтому им совсем не известны мировые тенденции в этой научной области, а академиками в области истории в Украине становятся политики.

Недоперемены

В конце концов под массированным натиском гуманитариев в СМИ и социальных сетях часть членов НК, включая руководство, изменила свою позицию (некоторые изменили свое решение за одну ночь) и проголосовала за так называемый «мягкий» проект изменений в Приказ МОН № 1112 (сейчас он направлен в МОН с предложением к утверждению). Этот вариант по сути ничего не меняет в позорной системе массового присвоения научных степеней в ряде отраслей наук. (Соискатель может выбирать самостоятельно 10 статей в индексированных журналах или 20 в украинских — ред.).

Инициаторы «мягкого варианта» надеются, что эта редакция поощрит определенную часть представителей гуманитарных специальностей защищать докторские диссертации по результатам, опубликованным в изданиях из Web of Science и / или Scopus (прописывается возможность защитить докторскую диссертацию по результатам 10 статей по специальности).

По моему убеждению, абсолютное большинство наших соискателей будут продолжать защищаться по 20 статьям в «Мурзилке» (их у нас тысячи!), поскольку в подавляющем большинстве случаев там нет независимого рецензирования. Это означает, что уровень докторских диссертаций будет продолжать падать не только в социогуманитарных науках, но и в естественных и технических науках, математике, науках о жизни. Очевидно, что НК создал очень опасный прецедент, поскольку показал свою слабость перед сугубо корпоративными интересами представителей сравнительно небольшого количества специальностей.

Последнее слово остается за МОН — оно имеет полномочия утвердить как первоначальный вариант изменений в Приказ, так и его «смягченную» версию. Вопрос в том, пойдет ли Министерство на конфронтацию с армией соискателей научных степеней ради будущего украинской науки.

Роман Черніга, доктор физико-математичних наук

Новости партнера Vse.Media